August 23rd, 2011

кролик

Бизнес на противостоянии стройкам

В Москве действует около 30 групп, зарабатывающих деньги на протестах против строек. Как правило, они состоят из юристов, политтехнологов и боевиков. Откупные за прекращение их противостояния со строителями могут доходить до 500-600 тысяч долларов.

Тогда же о таких «активистах протестов против строек» предупреждал и политик Алексей Навальный, возглавлявший «Комитет защиты москвичей»:

К сожалению, эта практика строителей и породила мошенничество – им проще заплатить, чем объяснить. В частных разговорах все строители говорят, что у них вымогают деньги, но почему-то никто из них пока не пожаловался на это в правоохранительные органы».


+++
Классический пример такой ситуации – стройка в Большом Козихинском, 25. Дом на Б.Козихинском в полуразрушенном состоянии простоял около двадцати лет, и его судьба совсем не волновала людей из округи. И второе. В конце 1930-х и потом после окончания войны, в конце 1940-х эти окрестности Патриарших прудов очень активно заселялись прокурорскими семьями, а также семьями работников НКВД-МГБ. Технология их оседания тут была проста: представителей старой, дореволюционной Москвы, а также новой «пролетарской интеллигенции», появившейся тут в 1920-30-х отправляли в ГУЛАГ, а их квартиры заселяли вчерашние активисты деревенских комбедов, сознательно шедшие работать в бериевское ведомство.

Классовое сознание многих людей, проживающих тут, уже не раз выливалось в горькие инциденты, в основном против городской культуры. К примеру, в Большом Козихинском в 2005 году сожгли книжный магазин «Фаланстер».
кролик

Жизнь на свалке в Мапуту

Одна из беднейших стран Африки – Мозамбик хотя и похож своей историей на Россию, но жизнь там всё же несравнимо хуже. Так, устроиться жить на свалку Bocaria на окраине столицы Мапуту – большое счастье для местных. Взятка бандитам за попадание на помойку – примерно двухмесячный доход мозамбикца. Сейчас на свалке обитает около 20 тысяч счастливчиков.

+++
Именно тогда на флаге Мозамбика появились перекрещенные автомат Калашникова и мотыга (тяпка, ставшая священным символом и для некоторых россиян, поддерживавших т.н. «приморских партизан»), очень точно отражавшие суть государства. В 1992 году в гражданской войне было объявлено перемирие, и началось строительство суверенной демократии и вертикали власти. В отличие от России, в послевоенном Мозамбике не стали изобретать велосипед, а просто тупо перевели с португальского основные законы метрополии.

Гораздо больше и демократии в Мозамбике, чем в России. Так, в стране зарегистрированы 30 партий (в России – 8). До последних выборов в парламент попадали минимум 3 партии. Уже упоминавшиеся «Фрелимо» и «Ренамо», а также Демократический союз (аналог российского ДС, возглавляемого Новодворской). Правящий же «Единый Мозамбик» от выборов к выборам (по мере роста стабильности) упрочивал свою позицию в парламенте. Начинал он с 44% в 1994 году и закончил 75% в 2009-м (вполне себе единороссовский результат). Столько же голосов в 2009-м получил и мозамбикский путин Арманду Гебуза.

170.25 КБ

По ссылке ещё текст и 12 фотографий из жизни в помойке.