May 29th, 2015

манга

«100 лет Великой российской революции: осмысление во имя консолидации»

В общественном пространстве стартовала кампания к 100-летию революции.
Круглый стол «100 лет Великой российской революции: осмысление во имя консолидации» состоялся в Музее современной истории России. На нём присутствовали министр культуры Мединский и несколько десятков историков.
В относительно кратком изложении две части этого круглого стола (46 тыс. знаков, мнения десяти историков).

Первая часть:
Виктор Трушков, профессор факультета политологии МГУ:
В буржуазных преобразованиях в России была заинтересована вся капиталистическая цепь. Февральская революция первоначально по своим установкам была буржуазной, но она не могла разрешить основные противоречия общества, в частности крестьянский вопрос. Временное правительство по своему характеру и составу выражало интересы унии буржуазии и либеральных помещиков. Следовательно, между властью и крестьянством сохранились прежние, дореволюционные антагонизмы. Значит, малоземельное и безземельное крестьянство, не заинтересованное в том, чтобы следовать за буржуазией, должно было найти реального противоборствующего антагониста — рабочий класс.

Российский городской пролетариат, сохраняя типичные классовые черты, обладал важной особенностью — он был тесно связан с крестьянством. Например, в начале ХХ века в Петербурге из 1,5 миллиона рабочих две трети появились в городе за последние полвека. За период с 1900 по 1918 год численность рабочего класса выросла еще на миллион человек. Выходит, что в 1917 году 80 процентам рабочим столицы были лично близки социальные проблемы крестьянского класса — это генетическая связь двух трудящихся классов естественно выражалась в союзе пролетариата и безземельного крестьянства.
http://lenta.ru/articles/2015/05/28/revolution/

Вторая часть:
Доктор экономических наук Андрей Колганов:
Важно, рассматривая события Гражданской войны сейчас, избежать накладывания кальки современной этики и морали на события начала ХХ века. Тогда политическая этика и мораль отличались от современной. Надо учитывать сложившуюся к тому моменту практику гражданских войн предшествующего периода и военного решения политических вопросов. Например — беспощадное истребление людей в ходе колониальных войн. Это была нормальная практика цивилизованных европейских государств. Не учитывать их нельзя, когда мы говорим о происхождении гражданской войны. Точно также можно вспомнить кровавую майскую неделю в Париже в 1871 году, когда население истреблялось вне зависимости от причастности к революционным событиям, надо помнить про белый террор в Финляндии, который в процентном соотношении унес столько же жизней, сколько вся Гражданская война в России, по оценке консервативных финских историков.
http://lenta.ru/articles/2015/05/29/civilwar/