November 18th, 2015

кролик

Маньяк Чикатило как украинский националист

В 1992 году в Ростове-на-Дону проходил суд над маньяком Андреем Чикатило. Он избрал неожиданную линию защиты: кроме того, что в зале суда маньяк постоянно оголялся, он объявил себя «украинским националистом», а своих гонителей – ассирийской мафией и Окуджавами.


Громким голосом, заметно волнуясь, судья начал читать приговор. И тут же другой голос, глухой и монотонный, раздался из клетки. Несколько минут длился дуэт, потом Акубжанов распорядился отправить подсудимого в камеру. Время от времени его приводили в зал суда – он должен был слушать приговор, – и тогда звучали знакомые слова о Рухе и свободной Украине, о беременности и баррикадах, об ассирийской мафии и партизанах.

кролик

Как покупался пост министра финансов в России в 1916 году

Читаю сейчас материалы, собранные следователем Соколовым по убийству семьи бывшего царя Романова. В 1920 году в Париже он допрашивает Веру Баркову - дочь Манусевича-Мануйлова, серого кардинала последних лет упадка Российской империи. В частности, она рассказывает, как занимался тогда, в 1916 году, пост министра финансов.
"У Хвостова (бывший министр МВД) был племянник Иван Хвостов, женатый на дочери графа Татищева, директора Соединённого банка. Этот Татищев хотел добиться поста министра финансов и советовался по этому вопросу с папой.
Отец сказал, что при постановке на пост министра финансов прибегают к содействию французской прессы, как наиболее заинтересованной в наших финансах (капиталы и долги), и пообещал ему содействие в размещении информации в газет "Матэн". Для напечатания статьи нужно было заплатить известную сумму - 25.000 рублей.
Самим Татищевым была составлена нужная ему статья, прислана отцу и исправлена им и отправлена в Париж".
кролик

В Политбюро о Сахарове и Боннер

9 августа 1985 года на заседании Политбюро ЦК КПСС состоялся разговор, темой которого была жизнь четы Сахаровых в Горьком. Вот рабочая запись этого заседания:
«Горбачев. В конце июля сего года ко мне с письмом обратился небезызвестный Сахаров. Он просит дать разрешение на поездку за границу его жены Боннер для лечения и встречи с родственниками.
Чебриков. Это старая история, она тянется уже 20 лет… Что касается Сахарова, то он, как политическая фигура, фактически потерял свое лицо и ничего нового в последнее время не говорит. Возможно, следовало бы отпустить Боннер на 3 месяца за границу… Конечно, попав на Запад, она может сделать там заявление, получить какую-нибудь премию и т. д… Если Сахарову дать лабораторию, то он может продолжить работу в области военных исследований. Поведение Сахарова складывается под влиянием Боннер.
Горбачев. Вот что такое сионизм.
Чебриков. Боннер влияет на него на все 100 процентов. Мы рассчитываем на то, что без нее его поведение может измениться.
Зимянин. От Боннер никакой порядочности ожидать нельзя. Это — зверюга в юбке, ставленница империализма.
Рыжков. Я за то, чтобы отпустить Боннер за границу. Это — гуманный шаг. Если она там останется, то, конечно, будет шум. Но у нас появится возможность влияния на Сахарова. Ведь сейчас он даже убегает от нее в больницу для того, чтобы почувствовать себя свободнее».