December 15th, 2015

кролик

Мерзота Русского Мiра

Холмогоров хвалится "мощью России" - что всех лидеров "русской весны" в Донбассе убивало ГРУ РФ, а не какое-то там СБУ.
Это всё, что вам надо знать о Русском Мiре.

холми

Знаете, на что уж я левый и интернационалист, понимавший с самого начала (Крымнаш и пр.) об империализме и локальном чекистском решении внутренних проблем, но и я в начале "Русской весны" желал патриотам взять власть в Крыму и на Донбассе, чтобы попытаться построить что-то независимое от Орды.
И даже зная, чем всё закончилось в итоге, не буду никогда плясать на гробах людей, искренне поверивших в "Русский Мiр". Обманутых, преданных - причём в том числе вот такими диванными потреотиками, наедавших себе ряхи за счёт пожертвований простых людей (да и денег из АП).
Беднов, Мозговой, Дрёмов (и сотни других людей, имён которых мы не знаем, но зачищенных тем же спецназом ГРУ) - хороших слов в их честь я произносить не буду, но и глумиться не буду, просто помолчу.
кролик

Бжезинский в 1989 году: «Советской империи грозит самораспад?»

Журнал «Родина» в октябре 1989 года выпустил статью Бжезинского «Советской империи грозит самораспад?» В ней американский политолог предсказал распад Союза, а самый жестокий вариант для русских – уход от них украинцев. В ответ ему деятели КПСС отвечали о принципе незыблемости границ в Европе и незаинтересованности Запада в потере СССР.


В прошлом году он говорил, что перестройка – это последний шанс, что остановка смерти подобна. Но и русская история, и советская действительность в сговоре против успеха перестройки. Отсутствует истинная социальная восприимчивость к необходимым реформам. Старые обычаи и инерция создают огромные препятствия на пути перемен. На всех уровнях советского общества люди лучше чувствуют себя в составе определённых групп, как они жили в течение многих лет, чем в качестве индивидуумов, имеющих личные возможности и личную ответственность. Основная масса настроена в лучшем случае скептически в отношении реформ, интересуясь сегодняшним материальным положением: перестройка означает для неё меньше, чем месячная зарплата.

Рабочие усвоили худшие черты эгалитаризма и подозрительно настроены к реформам, которые должны вознаграждать высокую производительность. В сельском хозяйстве крестьянские традиции разрушены, а с ними и надежды на продуктивные хозяйства. Руководители предприятий боятся большей ответственности при слабеющих рычагах влияния. Чиновники предпочитают централизм.

Но величайшая слабость перестройки, её ахиллесова пята – это проблема нерусских народов в составе Советского Союза. Судьба перестройки зависит от децентрализации государственной экономики, но, как понимает Горбачёв, это одновременно означает и децентрализацию политической системы. То есть передачу власти ранее подчинённым народам. Успех в области экономической перестройки возможен, если «Союз» станет настоящей конфедерацией, положив конец правлению Москвы. Это равноценно распаду империи.