December 16th, 2015

кролик

Борис Стругацкий: «Наш народ – это нравственный шлак»

В 2008 году Юрий Афанасьев выпустил книгу «Мы не рабы?», в которой анализирует причины «русской колеи» – неспособности страны стать частью европейской цивилизации. В послесловии к книге фантаст Борис Стругацкий объясняет это «низким качеством россиян» и гедонизмом правящей верхушки. И с таким набором верхов и низов Россия, даже опустившись в XIX век, может ещё существовать долго. Обрушить этот порядок может только жажда имперского реванша и проигранная война.



Правда, всё выглядит не так благолепно и стабильно, как хотелось бы. Кроме названной элиты, я бы сказал, элиты гедонистов, в сумрачных недрах правящего класса угадывается ещё и элита аскетов, жёстких, холодных людей, исповедующих культ Власти — неограниченной, беспощадной, бескорыстной, — власти ради власти и во имя власти (без никаких там имущественных привилегий, счетов в Швейцарии и родных детей в Оксфорде). Их, может быть, даже и меньшинство, но они — свирепее, беспощаднее и авторитетнее мягкотелых гедонистов, и не за ними ли будущее? В конце 1920-х Россия уже пережила схватку таких элит, мы знаем, кто победил тогда и во что вылилась эта победа.

К счастью, нет пока Идеи, способной оплодотворить беспощадную Власть ради власти, нет и вроде бы не предвидится, хотя проходят активную апробацию и «Россия превыше всего», и «Наша родина — Советский Союз», и даже «Православие, Самодержавие, Народность». Но — не хватает во всём этом наборе чего-то важного, чего-то исконного и новейшего одновременно — благородного безумия не хватает!

Впрочем, это дело наживное. В крайнем случае, хватит старой доброй идеи реванша — реванша за всё: за унижения перестройки, за потерю земель, за потерю престижа! Что может быть важнее престижа для имперского человека!

кролик

ГКЧП

Вот этим точно терять уже нечего, даже если они увидят за окном ядерный гриб, это будет для них самая сладкая и желаемая смерть:-)

гкчп
кролик

Николай Клюев - русский "Жан Жене"

В 1928 году поэт Клюев совратил очередного "братика" - начинающего художника Анатолия Кравченко. Клюеву 44, Кравченко 17 лет. Как ранее другому "братику" - Есенину, Клюев сделал художнику протекцию. Познакомил с сильными того мира - Алексеем Толстым, Клычковым, дирижёром Большого театра Головановым. По настоянию поэта, Кравченко прибавид к своей фамилии "Яр".

Читаю их переписку, чистый Жан Жене. Клюев пишет в письмах к любовнику:
"Светлый мой братик Анатолий. Ты должен осознать свою силу влияния на людей - только "как любовь".
"Милый друг! Настойсиво прошу не забывать обо мне. Ты для меня живая и подлинная радость!"
"Я невыразимо тоскую по ангелу в тебе и всегда на руках огненных в молитве возношу тебя к престолу Святой Троицы. Мне очень тяжело от одиночества без милого голоса и ласки".
"Прости меня, любимый, что птахою незримой я от тебя утёк. Скоро прилечу на мягких, хотя и порядочно усталых крыльях".

(на фото: Яр-Кравчено и Клюев в 1929 году)

кравченко

Любовь их длилась до 1932 года, после чего Клюев находит себе нового молодого любовника - поэта Льва Пулина (вместе в итоге они и пошли в 1934 году по делу о гомосексуализме).

А Анатолий Кравченко в итоге сделал блестящую карьеру. Он рисовал портреты Сталина, производственные картины. Награждён Сталинской премией, многими орденами. Стал обладателем одной из самых дорогих коллекций редких марок (уже в 1970-е она оценивалась в 2 млн. рублей того времени). В общем, в отличие от Клюева, прожил счастливую жизнь советского художнственного аристократа.